• Жить с В?Ч-инфекцией гораздо легче, когда тебя любят

    Вложение 4772

    Мария ?вановна выразила желание рассказать свою историю, поделиться опытом с будущими родителями. Ситуация этой семьи немного отличается от большинства других, ведь их маленькая доченька - Кристина имеет статус В?Ч - инфицированной.

    Начало истории

    Мария и Алексей имеют двух взрослых сыновей: старшему – 19 лет, младшему – 15. Но ощущение того, что скоро ребята вырастут и создадут свои семьи, меньше времени будут уделять родителям, появлялось все чаще. Супругам хотелось иметь маленького ребенка, который бы нуждался в их любви, поддержке и заботе, поэтому мысль об усыновлении не была спонтанной, разговоры об этом шли давно. На семейном совете семейная пара поговорила с сыновьями. Когда дети дали свое согласие, стали собирать документы для усыновления. В службе по делам детей предложили посмотреть трехлетнюю В?Ч - инфицированную девочку. Морально Марина была готова на усыновление больного ребенка, но такая перспектива сначала ошарашила семью. Во-первых, они почти ничего не знали о В?Ч, во-вторых, такое решение нельзя принимать спонтанно.
    ?м выдали много литературы об этой болезни. Несколько дней семья знакомилась с проблемой, оценивала риск заражения от ребенка. В конечном итоге, поняли, что В?Ч не более опаснен для окружающих, чем туберкулез или гепатит, ведь болезнь передается только через кровь.
    Единственным, кто колебался, был папа. Он озвучил свои сомнения: «Ну почему я, здоровый мужчина, должен брать в семью больного ребенка, когда можно усыновить здоровую?» На что получил ответ от младшего сына: «?менно поэтому, папа, что ты здоров! У тебя есть силы вырастить ее!» После этого было решено: Кристина станет их доченькой.

    Адаптация к новой жизни

    Когда к девочке пришли знакомиться будущие родители, она не смотрела им в глаза. Ежедневно Мария и Алексей ходили к ней. Через неделю женщина осмелилась поцеловать маленькую, но Кристина уклонилась. Она просто не знала, что такое поцелуй, и боялась неизвестного.
    Прошло 4 месяца с того времени, как она оказалась в семье. В настоящий момент девочка очень доверчива. Прогресс в ее развитии, адаптации, к новым условиям заметен, но сначала не все складывалось так гладко. «?деальным ребенком Кристина была только первую неделю, – рассказывает Мария. – А затем началась истерика. Поводов – множество. Она падала на пол, плакала, точнее, кричала так, что ее нельзя было успокоить. ?ногда это длилось до 40 минут. Доченька настолько привыкла к коллективу, настолько у нее был развит «стадный» инстинкт, что, когда кто-то выходил из квартиры или шел к ванной комнате, начиналась истерика.
    Постоянно сравнивала себя с окружающими. Например, дают всем по вафли, ей – половинку, потому что целую, не съест. Она начинает плакать, чувствует себя обделенной. Купаемся мы всей семьей в реке, я с ней выхожу раньше, чтобы не замерзла, а она – снова в плач, потому, что отделяют от коллектива, а это, в ее понимании, наказание. Сначала я не могла понять, в чем вещь, анализировала ситуацию и не видела причину такого поведения. Очень помогли консультации психолога.
    А еще Кристиночка боялась собак. Когда впервые увидела нашего пса, кричала громко и долго, но впоследствии они подружились. Чужих собак она до сих пор немного пугается, но я ее учу: «Не бойся, а скажи: «Привет, собака!» Теперь, когда видит животных на улице, машет им (смеется).
    Большой проблемой было уложить ее спать. Крутилась, вертелась по несколько часов, ожидала, что не вытерплю и ударю ее, но я сдерживалась. Нужно, чтобы она нам доверяла. Первые месяцы имела очень плохой аппетит: ела практически только хлеб и воду. Фруктов и в настоящий момент не хочет – в детском доме их таким не кормили.
    Мы не сразу поняли, что с только что усыновленным ребенком в людные места ходить не желательно. Как-то пошли в супермаркет. Выбирали там продукты, больше общались между собой, то есть ребенок не был в центре внимания. Кристина это почувствовала, разоралась, упала на пол. Представьте, как на нас смотрели люди!
    А как-то муж взял ее в банк. Саша заполнял документы, а она игралась входными дверями. Чтобы Кристина не прибила пальцы, забрал ее и посадил не колени. Доченьке это не понравилось, и она стала на него плеваться на виду у всех, кто там был.
    В настоящий момент ребенок наслаждается общением с взрослыми, любит, когда с ней играются старшие братья, доченьке интересно рассматривать их спортивные снаряды. А папу она просто боготворит! ?ногда, как стемнеет, он берет Кристину, сажает в автомобиль, включает громко музыку и они едут кататься.
    В семье девочка развивается быстрее. Когда мы с ней только познакомились, она говорила всего несколько слов, а теперь уже общается предложениями. Вот только с дикцией пока проблема. Но прогресс налицо!»

    Сложности

    Наибольшей сложностью в уходе за В?Ч-инфицированным ребенком, по словам Марии, это прием препаратов в одно и то же время. Это доводит до невроза, ведь все члены семьи непрестанно думают о том, чтобы не пропустить прием лекарств. Все будильники всегда заведены. Женщина постоянно чувствует страх того, что может не услышать звонока будильник. Эта боязнь приходит к ней даже в снах. Как-то случилась неприятность, и они перенесли прием на полтора часов, просто заснули и не слышали будильники. Тогда их очень ругали врачи.
    А еще нужно в 19.00 всегда быть дома, потому что лекарства, которые принимает девочка вечером, хранятся в холодильнике. До 10 лет детки пьют сиропы, потом – таблетки. Препараты очень горькие. Кристина не хочет их принимать, но мама с этим борется.
    Боятся родители и травм доченьки, постоянно носят с собой лекарства. Но, к счастью, Бог их бережет. Невзирая на то, что Кристина очень активный ребенок, еще ни разу не падала и серьезно не травмировалась.

    «Мне очень страшно за будущее доченьки, за то, как люди будут реагировать, когда узнают о ее статусе, – делится переживаниями Мария. – До 16 лет мы должны хранить тайну ее диагноза. Но если захотим отдать Кристину в детский садик, должны предупредить руководство. А что, как эти люди разгласят тайну? Наказание они будут нести только в том случае, если будут тяжелые последствия (смерть или угроза смерти). Остается только надеяться на порядочность людей. ?ногда появляется мысль о том, чтобы взять в семью второго В?Ч-инфицированного ребенка, чтобы они держались вместе.
    До 8 лет мы должны рассказать доченьке про ее болезнь, до 13 – сказать, что она удочерена.
    А вообще-то нельзя сказать, что В?Ч – это слишком страшно. Вокруг нас много смертельно больных, которые тоже опасные. Если придерживаться правил осторожности, шанс заразиться мизерный».
    ?ногда здоровые успешные люди жалуются на свою жизнь, обращают внимание на незначительные проблемы, страдают от скуки. Когда же смотришь на эту семью, понимаешь, насколько более важные их заботы. Пусть бережет их Господь, дает силы для того, чтобы они смогли сделать каждый свой день счастливым.